Победа 75!

Дорогие друзья!

Приближается великий день - 75-летие нашей Победы. Из-за карантина мы не сможем подготовить и провести праздничные мероприятия, посвященные этой дате. Но мы приняли решение открыть на нашем сайте отдельную рубрику "Победа 75!". Каждый из вас и ваших детей сможет выбрать для себя стихотворение, песню, рассказ, записать видео, выложить его в Youtube и прислать нам ссылку на это видео. Мы разместим ссылку на нашем сайте. Кроме того, вы можете написать сами рассказ, эссе, воспоминания ваших родственников - героях войны и тружениках тыла. Ваши дети могут написать сочинение на тему Победы или рассказать о своих прадедушках, прабабушках и принять участие в КОНКУРСЕ на лучшее сочинение. Рисунки и поделки, посвященные теме победы, также будут размещены на нашем сайте. А по окончании карантина мы устроим выставку лучших работ и награждение победителей.

Всем творческих успехов и оставайтесь здоровыми!


Сочинение на конкурс Данила Нерубенко, 17 лет

Меня очень интересует тема Второй Мировой войны и всё, что с ней связано. Я видел много фильмов о войне. Я был во многих военных музеях, люблю книги о войне. Но гораздо ближе я смог прочувствовать войну, когда несколько лет назад моя мама показала мне нашу семейную реликвию.




Это два фронтовых треугольника моего двоюродного дедушки. На самом деле, когда он ушел на фронт добровольцем, ему было всего 17 лет - столько же, как и мне сейчас. Звали его Виктор Карлович Соколов. Когда я держу в руках эти очень ветхие, написанные химическим карандашом письма, я невольно спрашиваю себя: а хватило бы у меня смелости пойти на фронт добровольцем и стать сапёром, как он?

Из двух писем одно сохранилось лучше, и я могу его прочесть.

Листочек маленький, сухой, помятый, шрифт еле-еле, но всё же виден.

"Здравствуй, дорогая мамочка, передаю тебе свой красноармейский привет и целую." Уже прочтя это, я понимаю, как дороги были эти слова для его мамы. Ведь они означали, что он жив.

"Пишу письмо с Румынии, в котором хочу тебе написать, что твоих писем уже давно не получаю." То есть, он скучает по дому, по матери, волнуется о ней. Держу письмо, а руки начинают дрожать, потому что я читаю то, что было написано родным мне человеком, хоть мы и не встречались никогда.

Однако меня поражает тот факт, что этот человек, который практически моего же возраста - сапёр. Ведь быть сапёром - сверхопасно. Конечно, на войне всегда опасно, но сапёры обнаруживают и обезвреживают мины. Как говорят: "Сапёры ошибаются только один раз." Значит Виктор был очень мужественным человеком.

Второе письмо из Болгарии. "Нахожусь сейчас в небольшом городе, люди здесь по-русски немного понимают, алфавит у них русский, напоминает старый русский язык." Письмо датировано 10 сентября 44 года. Последнее.

6 октября 44 года он погиб. Уже на территории Венгрии.

Его фотографии у нас нет. Единственное, что от него осталось - эти два письма и извещение о его гибели. Хранить их - мой долг.

Я надеюсь, что когда-нибудь сумею разыскать ту маленкую деревеньку, в которой он похоронен, и проведать его могилу — сделать то, что не смогла его родная мама.

Вечная память героям.


Daniel Nerubenko
daniel 01

 

 

Сочинение на конкурс Ульяны Гизбрехт, 12 лет

75 - летие со дня окончания Великой Отечественной войны

 

В этом году мы празднуем 75-летие со дня окончания Великой Отечественной войны. Почти в каждую семью пришло горе. Погибло 27 миллионов советских граждан. И нашу семью не обошла эта трагедия. У моей прапрабабушки не вернулось с войны шестеро сыновей. Она не перенесла эту потерю и умерла от горя.

 

Вся огромная страна поднялась на борьбу с врагом. Мой прадедушка Исхак тоже служил. В 1942 году он учился в аспирантуре в Москве. Воевал на Белорусском фронте, войну он закончил в Дрездене, но вернулся домой лишь в 1946 году. Моему прадедушке повезло - он не был даже ранен.

 

Второй прадедушка Борис был священнослужителем в Белоруссии и помогал там раненым в партизанских отрядах. В Белоруссиии фашисты сожгли дотла более девяти тысяч сёл и деревень вместе с жителями. Так, в Хатыни, были сожжены 149 человек, в том числе 75 детей. Моя бабушка посетила это выжженное место. Она увидела лишь трубы с колоколами и услышала жалобный и печальный звон тех колоколов. Это было словно напоминание живым, что такое не должно повториться. Такое нельзя забыть и простить. Бабуля тогда написала такие строки:» Матери к груди их прижимали, телом закрывая от огня, а старухи к Богу обращались, о милости Всевышнего моля».

 

Мои родители рассказывали мне о тяжелых битвах за Ленинград. Особенно меня поразило мужество защитников города. 900 дней и ночей длилась блокада. Погибло около 1 миллиона жителей. Как они могли выдерживать холод, голод и постоянную бомбёжку? Дети получали в день 125 граммов хлеба, а те, кто работали - по 250 граммов. В блокадном городе жила моя ровесница Таня Савичева. Она вела дневник, который потряс весь мир. Вот последние её записи: »Умерли все, осталась толька Таня». Дети, почти мои ровесники, сражались на фронтах и в партизанских отрядах, жертвуя своей жизнью ради освобождения Родины.

 

9 мая 2020 года в каждом городе России и в городах других стран снова пройдёт Бессмертный Полк. Наши деды, отцы, матери пройдут с фотографиями погибших родственников по улицам деревень и городов.


Никого не забыли и никого не забудут. Я верю, что так будет всегда!

Ульяна Гизбрехт, 12 лет

 


 

Сочинение на конкурс Арина Лепихов, 14 лет

 

Рассказы о войне моих родственников.

Все войны приносят людям много горя, и эта война 1941-45 годов унесла около 27 000 000 жизней советских людей.

 

Я хотела бы рассказать о героях нашей большой семьи.

Мой прадед Николай Михайлович Лепихов пережил эти страшные времена. Он воевал 4 года. Помню, когда спрашивала его о войне, он рассказывал, как он попал на фронт в возрасте 17 лет, как получил ранение от осколка взорвавшейся бомбы, который попал ему в лопатку. В течение всей войны мой прадед был четыре раза ранен, но продолжал воевать. Дошёл до Калининграда, имеет много наград и медалей.

Хотелось бы рассказать и о моей двоюродной прабабушке, которую звали Татьяна Евдокимовна Десятова. Она родилась в очень бедной семье и ей пришлось уже в шестилетнем возрасте переехать в другой город и работать там няней, чтобы помочь своим родителям. Когда она стала взрослой, она решила уехать в Ленинград. Там её и застала блокада. Она сразу же решила пойти добровольно на фронт разведчицей вражеских самолётов. Её задачей было по звуку и внешнему виду определить, где и какой самолёт летит и передать ориентиры и информацию зенитчикам. Получив эти данные, они могли сбить вражеский самолёт. Вместе с войсками к концу войны она дошла до самого Берлина. За участие в войне Татьяна Евдокимовна была награждена орденами и медалями. Но поскольку ей подолгу приходилось смотреть на небо, то это не прошло без вреда для её зрения. После окончания войны она ослепла, и только после долгого лечения зрение вернулось к ней.

Также я расскажу о моей прапрабабушке Дуне. У неё было два сына, которых она очень любила. Они решили добровольно пойти на фронт и защищать свою Родину . Они отважно воевали, но вскоре смерть забрала их души. Среди погибших их не нашли, они пропали без вести. Дуня до конца своей жизни оплакивала своих любимых сыновей . Это самая высокая цена, которую наш род заплатил за победу в великой войне.

На войне каждая семья потеряла близкого или любимого человека. Много людей погибло и много было ранено , но всех этих людей объединяла одна цель-победа. Все они хотели выжить и вернуться к своим любимым и родным.

Что я могу ещё сказать о войне? Могу сказать только одно: «Спасибо тем людям, которые защищали нас и не сдавались!»

Я хочу, чтобы все люди помнили об этом страшном времени. Нельзя снова допустить войны

Наше будущее в наших руках. Ведь вместе мы – сила, которую никому не победить.


Арина Лепихова, 14 лет

 

Открытка ко дню Победы

Яков Франке, 9 лет

 

Открытка ко дню Победы

Александр Прехтлейн, 3 класс

 

Сочинение на конкурс Ангелины Деминой, 13 лет

Жертва во имя любви

Когда мы думаем об этой ужасной кровопролитной войне, котороя разрушила и не позволила состояться миллионам семей, многим из нас, наверняка, приходит в голову образ фашизма.План Гитлера был завоевать всю землю. Его солдаты проявляли нечеловеческую жестокость. Как пример можно привести концлагерь Освенцим- лагерь смерти. Это один из самых страшных примеров массового истребления людей за всю историю человечества. Стариков, женщин, детей, инвалидов, больных и раненых раздевали, запускали в камеры и травили ядовитыми газами. Затем тела сжигали и пепел использовали для удобрения земли, на которой иногда выращивали цветы. В некоторых случаях с пленных снимали кожу и изготавливали из нее модельные женские сумки и абажуры.

Так были уничтожены миллионы людей разных национальностей. Кроме того, тысячи заключённых стали жертвами жутких медицинсих экспериментов. Нацистские медики тестировали на заключенных новые лекарства и действия препаратов, опасных для здоровья и жизни людей.

За каждым замученным и истерзанным узником концлагеря скрывается свой жизненный путь, своя трагедия и своя история...

Я хочу рассказать о моём прадедушке Якове Попове, который почти всю войну провёл в лагерях и выжил благодаря своей железной воле к жизни. В августе 1941 года он был взят в плен на Белорусском фронте вместе со всем батальоном и командиром. Позже, по стечению обстоятельств, солдаты именно этого же фронта в мае 1945 года брали Берлин.

Вы только представьте себе! Человек жил четыре долгих года в условиях изнурительного голода, изматывающего физического труда и психологического напряжения! Подумать только! Знать, что ты не можешь приблизить победу, не можешь сражаться, а, наоборот, только способствуешь укреплению сил врага!

Это был невероятно каторжный путь. После войны прадедушка так и не смог опять есть, как все нормальные люди. И потом всю жизнь в нём оставалось 45 килограммов. Подумайте! Это был взрослый мужчина. Мне тринадцать лет и во мне 43 килограмма, а в нём было всего 45!

Всё это рассказывала мне мама. Также от нее я узнала, что прадедушка не мог смотреть сцену из фильма «Судьба человека», где на самодельных верёвочных весах узники взвешивали и делили поровну, до самой последней крошки, хлеб. Он выходил из комнаты и плакал. К сожалению, мне не удалось застать его в живых. И я практически ничего о нём не знаю. Только его лагерный номер: 31 888.

Когда прадедушка Яков вернулся домой после освобождения из концлагеря, то узнал, что война отняла у него дочь. Каково же должно было быть его горе... А таких было миллионы по всему СССР!

Также у меня был ещё один прадедушка. По папиной линии. Звали его Борис Часовников. Он прошёл почти всю войну, рисковал жизнью 4 года… и был убит за три недели до победы, до долгожданного дня… В это сложно поверить! По сравнению с почти четырьмя годами эти оставшиеся три недели, конечно, кажутся нам очень малым отрезком времени. Однако на войне каждая минута, хотя нет, каждая секунда может кончиться трагическим концом жизни. У кого быстрым, а у кого- медленным и мучительным.

Сегодня есть сайты, где можно найти информацию о родных, которые участвовали в той страшной войне. Мы знаем два: „Дорога Памяти“ и „Память Народа“. Там мы и отыскали информацию о наших близких. Так о прадедушке Якове мы узнали, в каких лагерях он был. Бориса мы искали на сайте „Память Народа“ и даже нашли место, где он похоронен. Это в Польше, ранее территория Германии, которую как военный трофей после победы Сталин подарил польскому народу. Примечательно, что никто из семьи прадедушки Бориса не знал, где он покоится. За все эти годы его никто не навестил, никто не поплакал на его могиле, никто не положил цветы, никто не рассказал ему, как выросли его дети, появились внуки и правнуки...

Поэтому , мы решили отыскать дедушку. В прошлом году мы ездили на машине в Польшу, город Жоры (нем. Loslau), и там нашли кладбище советских солдат. Там были не могилы, а только плиты с именами, годами рождения и датой смерти. Ужасно, но там лежали совсем ещё молоденькие парнишки, было достаточно много 18 и 19-летних!

Кладбище было в запущенном состоянии.Трава была нам по пояс, а где-то и выше. Плиты были такие пыльные и грязные, что имён было почти не видно! Имя прадедушки Бориса мы, к сожалению, не нашли. Мы сделали запрос о его захоронении и нам сказали, что написано только 3 % от всех имён, погребенных там. Несмотря на это, мы были уверены, что нашли прадедушку. Сделали то, что не смогла сделать его родная дочь, моя бабушка , которая тоже не помнит его . Когда он ушел на фронт, ей было всего 2 месяца. Сложно передать, что я чувствовала, находясь там. Во мне поднялась… волна благодарности ко всем солдатам, лежавшим там. Мне захотелось плакать, потому что я понимала, что здесь лежит родной мне человек. Как жалко, что я и мой брат никогда не видели нашего прадеда. Между нами была война.

Я считаю, что у того поколения был непоколебимый железный моральный дух. Я не могу себе представить, как можно провеcти четыре года в окопах, полуголодными, холодными, неспавшими, истерзанными ужасом потерь, как это сделали советские солдаты. Они рисковали своей жизнью каждую секунду! Мне сложно представить, что нынешнее поколение способно выдержать даже малую часть тех испытаний. Поэтому люди должны всегда помнить, какой подвиг совершили для нас наши деды и прадеды!

Пусть в людских сердцах навсегда сохранится благодарность тем людям, которые отдали свою жизнь за нашу. Нет больше той любви, кто положит свою жизнь за жизнь ближнего...


Ангелина Демина, 13 лет

 

 

Танец "Катюша" в исполнении наших девушек. Ко дню Победы

 

Арина Лепихова, 14 лет. Песня "Огонек". Ко дню Победы

 

Танцевальный номер "Кукушка". Ко дню Победы

 

Роберт Рождественский "Баллада о Зенитчицах". Читатет Марина Кром. Ко дню Победы

 

Леон Низковский, 6 лет. Ко дню Победы

 

Мишель Грачева, 6 лет. Ко дню Победы

 

Амели Низковская, 8 лет. Ко дню Победы

 

Историей из своей жизни поделилась с нами наш учитель русского языка старшей школы Марина Анатольевна Кром

Невыдуманная история

 

Когда я слышу слово «война», я всегда думаю о том, что это что-то страшное, разрушительное, нечеловеческое…

Война - это только боль, муки, слезы, кровь…

Война – это смерть…

Так я думала раньше. И может быть, так бы все и осталось. Но со мной произошла очень интересная история, которую я не могу забыть уже много лет и не могу не рассказать Вам о ней.

Оказывается, у слова «война» есть еще и другое лицо.

Совсем другое…

 

Это произошло в прошлом веке, а точнее, в 1997 году, то есть в тот год, когда я приехала в Германию. Скажу сразу, что по приезде в эту страну помощи ждать мне было не от кого. Ни родных, ни близких у меня не осталось, кроме единственного сына, которого я воспитывала одна после тех чеченских событий, унесших жизнь моего мужа.

Итак, оказавшись здесь, я вдруг отчетливо поняла, что картина моей будущей жизни вырисовывается в довольно темно-серых тонах: университетский диплом не подтверждают, перспектив на дальнейшее обучение, по ряду определенных причин, нет, немецкий язык тоже недостаточно хорош, да и деньги, привезенные из России, постепенно заканчиваются…

А просить помощи у немецкого государства я не могла и не хотела.

В срочном порядке стала я искать работу и, к счастью своему, нашла место помощницы на кухне в итальянской пиццерии.

Надо сказать, что итальянцы - народ очень славный, по менталитету с нашим, русским очень схожий, такой же открытый, веселый и даже слегка безалаберный.

Придя на собеседование, шеф, буквально несколько минут поговорив со мной, без долгих раздумий сказал, что я завтра же должна приступить к работе. Как готовить различные виды салатов, варить спагетти и печь пиццу им было обещано обучить меня аж в течение трех дней.

Я была на вершине счастья! И благодарила судьбу за то, что у меня все так прекрасно в жизни складывается. На следующий день я – учитель по профессии, начала постигать азы мастерства приготовления блюд итальянской кухни.

Однажды в пиццерию пришёл дедушка. Нет, конечно же, не мой дедушка. Мой с войны не вернулся, считался без вести пропавшим. Это был чужой дедушка, какой-то совершенно особенный: подтянутый, статный, седой…

С удивительно добрым лицом и необыкновенно молодыми глазами.

«Странно» - подумала я, смотря на него, - пожилой человек, изрядно в годах, а глаза как у мальчишки. Блестящие, озорные, без той старческой поволоки…

И эти глаза вдруг остановились на мне. Остановились цепко, пронзающе.

Стоит сказать, что была я тогда симпатичной, со стройной фигурой и явно выраженным славянским лицом.

От его неотрывного взгляда я пришла в замешательство, на минуту застыв, а потом ушла к своему рабочему месту, которое находилось за выступом стены и не давало возможность посетителям, сидящим в зале, видеть, как я работаю. Чуть позже я заметила, что дедушка о чем-то шепчется с шефом, все также пристально следя за каждым моим движением. Сидел он в тот вечер долго. До самого закрытия. И только после того как, попрощавшись, ушел, я подошла к шефу и спросила:

- Кто он?

- Наш постоянный клиент, - ответил шеф, - живет здесь рядом. Славный малый.

А потом добавил:

- Понравилась ты ему очень…

Я только усмехнулась и даже с каким-то презрением сказала:

-Да уж! Ну и дед! Целый вечер на меня так пялился. Думала, что глаза на мне оставит.

Дедушка стал приходить в пиццерию каждый вечер. Мы познакомились. Но знакомство наше было поверхностным, т.к. времени на душевные разговоры не было. Заказы поступали один за другим, и мне нужно было быстро готовить какой-либо салат или спагетти во всевозможных вариантах. Но вот что удивительно! Даже при этом коротком знакомстве я чувствовала, что от него исходит какое-то тепло, какие-то нежные флюиды. И эти молодые глаза! «Разве так бывает? – думала я. Господи, ну почему он так смотрит?» Я терялась в догадках.

И вот в один из дней дедушка снова пришел в пиццерию, шепнув на ухо что-то шефу и, улыбнувшись мне, вдруг пригласил меня с ним поужинать.

- Нет! Что вы! Я не могу. Я же на работе, - начала я отнекиваться. А шеф, кивая головой и ответно улыбаясь, сказал:

- Можешь, можешь. Не волнуйся. Я за тебя поработаю. С тобой хотят поговорить. Иди.

Я растерялась слегка… Выдохнула. Села за стол, не зная, что думать. Подобных ситуаций в моей жизни еще не случалось…

- Вы простите, пожалуйста, что я так смотрю на Вас, - начал он, - я знаю, что Вам, наверное, это не очень приятно. Но я должен Вам рассказать эту историю. Вы можете меня выслушать?

- Да, конечно, - я закивала головой.

- Знаете, я ведь здесь, в Саарланде родился. Образование получил, работал до войны учителем физкультуры. Мальчишек тренировал. А когда война началась, то пришлось забыть слова «гуманизм» и «человеколюбие»… Когда сказал, что не могу людей убивать, меня самого поставили к стенке. Расстрелять хотели. Потом, видно, передумали. Дали оружие, отправили на фронт.

Я внимательно слушала, и все же не удержалась, спросила:

- Как же вы могли убивать? Это же люди! Человеческие жизни!

А он спокойно так ответил:

- Я стрелял так, чтобы не попасть. Мимо стрелял.

У меня в голове промелькнула мысль: «Интересно, правду говорит, или врет?» По глазам, очень уж на правду похоже.

Он продолжал:

- Немецкая армия достаточно быстро продвигалась вперед. Мы подошли к Орше. И вот тут, под Оршей я встретил свою первую любовь. Эта девушка всю жизнь живет в моем сердце. Как же я ее любил! Да и сейчас люблю, хоть столько лет прошло…

- А она? – не удержалась я.

- И она меня тоже.

- А общались вы как? - снова спросила я, - она владела немецким?

- Нет, она учительницей французского языка была. Мы на французском о любви говорили. Для меня этот язык почти родной, я ведь здесь, на границе с Францией родился.

Я слушала с замиранием сердца и видела, как в глазах его вдруг совершенно неожиданно появились нежные блестинки…

- Вы только представьте себе, - рассказывал он дальше, - кругом обстрелы, бомбежки, убитые, раненые.… А я после боя на свидание к ней бегу. Букеты ромашек или васильков дарю, землянику в полях собираю. И не было счастливее нас двоих на этой войне, а, может быть, и на всем белом свете…

Он замолчал. Блестинки в глазах погасли. Опустил голову и долго смотрел на свои руки, лежавшие на столе.

- Что же дальше было? - не удержалась я, как будто бы боялась, что он не скажет больше ни слова.

- Дальше? – переспросил он, - дальше.… Погнали нас русские. Недолгим было наше счастье. И не успели мы с ней попрощаться даже. Я-то все надеялся, что вот кончится война, и, если живым останусь, поеду, обязательно разыщу ее. Да только судьба иначе распорядилась. Долго я забыть ее не мог. Но спустя какое-то время после войны все-таки женился. И дети у меня есть. И внуки…

Он взял мои руки, приложил к своим щекам. Улыбнулся, а в молодых глазах - слезинки. Я подумала, что сейчас он просто расплачется.

- Знаете, а ведь это было самое лучшее время в моей жизни. Никого и никогда я так не любил как ее. Она всегда в моем сердце живет… - повторил он. Одна слезинка все-таки предательски сорвалась и упала на стол.

Он тяжело вздохнул и, глядя мне прямо в глаза, добавил:

- Боже мой! Боже мой! Как же Вы на нее похожи! Спасибо Вам!

Я чувствовала, как подрагивает мое тело, как сильно стучит в висках, как сжимает горло. Хотела сказать ему что-то, а не могла. Потом, слегка придя в себя, достала платок, вытерла слезы. Сначала ему, потом себе.

Так мы какое-то время сидели молча. И вдруг он снова улыбнулся, видимо своим дальним светлым воспоминаниям, взял мои руки в свои, поцеловал и тихо-тихо сказал:

«Господи! Как жалко, что так быстро кончилась война…»

 

P.S. Дедушка давно умер. А история осталась. Невыдуманная история.




Тим Кельм, 14 лет. Фронтовые письма.

 

 

9 мая 2020

В условиях жесткого карантина мы опросили наших учеников и их родителей, о том, как они провели 9 мая. Многие смотрели концерты ко дню Победы в тесном кругу семьи. А Данила Нерубенко, например, посетил место захоронения граждан Советского Союза - узников концлагеря Neue Bremm и принудительно угнанных, а также сам концлагерь и поделился своими фотографиями.

 

Варвара же, мама Ани поделилась следующей историей: «Моя мама сказала Ане, что ровно в 12 часов в России все будут слушать песню День Победу. Аня тоже решила ее послушать, потом этот мотив долго звучал в моей голове, и когда Миша пошел спать, я напевала этот мотив. Так Миша под него и заснул. А в остальном просто семейный день. Много гуляли с детьми».

Евгения: «Мы тоже просто гуляли, смотрели фильмы про войну… и слушали истории ветеранов».

Анна, мама Михаеля: «Мы вспоминали Мишиного прадедушку. Васюков Иван Васильевич, ветеран Великой Отечественной войны».

Татьяна, мама Леона и Дэвида: «А мы вспоминали прабабушку Леона и Дэвида. Редькина Полина Федоровна. Была радистом на линии фронта».

Мишель: «Мы с семьей хорошо посидели, мои родители вспоминали своих бабушек и дедушек, и все было очень хорошо».